В КРУГУ ДРУЗЕЙ!
Дороге друзья Добро пожаловать На наш Форум !Надеюсь Вы найдёте хороших и преданных друзей !Сайт создан для приятного общения и отдыха. Очень ждем гостей, модераторов и конечно же - новых друзей!!!!!!!!! Открывайте свои темы, делитесь своими знаниями и опытом. Добро пожаловать!!!!!!!С уважением к Вам В КРУГУ ДРУЗЕЙ

Как много делаем мы для друзей, чего никогда не сделали бы для самих себя.

 Добро пожаловать в наш круг ДРУЗЕЙ!Пишите! общайтесь!
 Друзья форуму нужны модераторы
есть желание попробовать ПИШИТЕ!

Вы не подключены. Войдите или зарегистрируйтесь

Архитектура древней Руси Славянское зодчество .

Перейти вниз  Сообщение [Страница 1 из 1]

астра

avatar
Знакомый!
Знакомый!
Архитектура древней Руси.


На Руси первые каменные храмы были построены в Киеве, Новгороде и
Владимире. В главном соборе Киева Святой Софии, построенном из плинфы,
с девятью куполами, чувствуется влияние мастеров из Константинополя.
Новой чертой становится окружение храма открытой галереей-гульбищем и
возведение его на высоком цоколе - подклете. Наружная декорация иногда
имитировала в камне традиционную деревянную резьбу. Этим особенно
отличались соборы Владимира - Успенский и Дмитровский, а также храм
Покрова на Нерли - жемчужина русского зодчества 12 века. Мотивы
белокаменной резьбы напоминают не только традиционные славянские резные
деревянные узоры, но во многом сходны с романской скульптурой Западной
Европы. В 13-14 веках, в связи с татаро-монгольским нашествием,
зодчество Древней Руси практически везде затухает, кроме Новгорода и
Пскова, чтобы в 15 веке пережить новый бурный расцвет, особенно во
время правления Ивана III.
Новгородский собор св.Софии. Ярослав Мудрый до конца жизни
своей был благодарен новгородцам, посадившим его на киевский престол.
Дал он им в князья любимого своего сына — Владимира, а когда тот с
новгородской дружиной по отцовскому приказу разбил волжских болгар и
захватил богатую добычу, Ярослав не поскупился: все отдал Новгороду. И
решили новгородцы возвести у себя Новгородский Софийский собор,
увенчанный пятью главами. Софию Новгородскую строили семь лет, и
освящение ее состоялось в 1052 году. Святой князь Владимир по освящении
собора прожил менее месяца, скончался 4 октября 1052 года и похоронен
был в церкви Святой Софии.

Собор построен из простого обтесанного камня и кирпича. На нем
шесть глав, из которых пять находятся посередине, а шестая на
юго-западной стороне над лестницей, ведущей на хоры. Самая большая
глава (средняя) сначала имела форму опрокинутого котла, но потом над
ней была надстроена верхушка в виде луковицы. Средняя глава в 1408 году
была обложена медными, вызолоченными через огонь листами, а другие
главы собора были крыты свинцом.
Кресты на главах были тоже медные, вызолоченные через огонь. Наверху
креста средней главы находится металлический голубь, который служит
символом осенения Духа Святого над храмом и всеми молящимися.
Первоначально Софийский новгородский собор (как и вообще все древние
храмы) был устроен с одним приделом во имя Успения Божией Матери, но
потом были сооружены еще пять приделов. По внешнему виду собор
представляет собой правильный четырехугольник, возвышающийся без
уступов от основания до кровли. С восточной части он выдается тремя
полукружиями по числу трех составных частей его: трапезы (престола),
жертвенника и диаконника.
До реставрации 1900 года входов в собор было три (с западной, северной
и южной сторон), а потом вместо окна с северо-восточной стороны был
устроен еще один вход — для духовенства.

Власть в конце XI века редко на долгое время оставалась в руках
одного князя. Всего на два-три года появлялся князь в Новгороде, чтобы
потом уйти. За этот срок София Новгородская утратила в сознании горожан
неразрывную связь с князем и стала своего рода символом Новгородской
республики. Рядом с храмом собиралось вече, в нем служили торжественные
молебны в честь военных побед, возводили избранных на высшие должности,
хранили казну. Поэтому в течение 58 лет собор оставался не расписанным.
О первоначальной настенной росписи собора нет точных и определенных
сведений. Известно только, что для росписи главного купола специально
были вызваны греческие иконописцы.
Только в 1108 году по заказу епископа Никиты София Новгородская была
изукрашена фресками. И после смерти святителя Никиты роспись собора
продолжалась на средства, которые остались после него. Об изображении
Христа Пантократора в куполе собора сохранилась древняя легенда,
записанная в Новгородской летописи. Предание рассказывает, что мастера,
расписавшие фреску, изобразили Спасителя с благословляющей рукой.
Однако на другое утро рука оказалась сжатой. Трижды художники
переписывали изображение, пока от него не изошел глас: «Писари, писари!
О, писари! Не пишите мя благословляющею рукою (напишите мя со сжатою
рукою). Аз бо в сей руце моей сей Великий Новеград держу; когда сия
(рука) моя распространится, тогда будет граду сему скончание». К
сожалению, изображение это в годы Великой Отечественой войны было
утрачено.
В южной галерее храма сохранилось изображение Константина и Елены, о
котором до сих пор ведутся споры исследователей. Образы византийского
императора, провозгласившего христианство государственной религией, и
его матери, нашедшей в 326 году в Иерусалиме крест, на котором был
распят Христос, как нельзя более подходят главному собору Новгорода.
Они наглядно демонстрировали торжество христианства и святость
благочестивых царей. Необычными же были техника исполнения и
стилистические особенности изображения. Ученые установили, что и
техника живописи, и подбор красок были нетипичны для русских мастеров.
Поэтому исследователи предположили, что изображение это писано
западноевропейским или скандинавским мастером в 1144 году (или около
этого года). Гипотеза эта имеет основание, ведь Новгород по своему
географическому положению тяготел к северным странам Европы. Да и в
самом облике Софии Новгородской проявились черты романской архитектуры
(в частности, техника кладки стен из огромных, неправильной формы
камней). Могучие стены храма, сложенные из диких камней с их неровной
шероховатой поверхностью, не были оштукатурены до середины XII века.
Зато потом штукатурка придала собору цельность и эпический характер. Из
древней фресковой росписи собора осталось очень немногое. Лишь в
главном куполе Софии Новгородской во всем своем светозарном величии
взирает с небес Пантократор-Вседержитель.

астра

avatar
Знакомый!
Знакомый!
Киевский собор
Святой Софии
,
строители неизвестны
XIв. Украина, Киев



Собор Святой Софии
в Новгороде

1045-1052
Новгород

астра

avatar
Знакомый!
Знакомый!
Собор Покрова на Нерли,
строители неизвестны
60-e XII века
Влад.обл.


Золотые ворота,
строители
неизвестны, 1164
Владимир

астра

avatar
Знакомый!
Знакомый!
Дмитровский собор,
строители неизвестны
1194-1197
Владимир

астра

avatar
Знакомый!
Знакомый!
Церковь Покрова Богородицы на Нерли. Уже более восьмисот лет
стоит в суздальской земле, на берегу Нерли, церковь Покрова Богородицы.
В ясные летние дни, при безоблачном небе, среди зелени обширного
заливного луга ее стройная белизна, отраженная гладью небольшого озерка
(старицы Клязьмы), дышит поэзией и сказкой. В суровые зимы, когда все
вокруг бело, она словно растворяется в бескрайнем снежном море. Храм
настолько созвучен настроению окружающего пейзажа, что кажется, будто
он родился вместе с ним, а не создан руками человека.
Речка Нерль чистая да быстрая. И храм тут с большим смыслом поставлен:
путь по Нерли в Клязьму — это ворота земли Владимирской, а над воротами
так церкви и подобает быть. Не зря для нее и посвящение выбрано
Покрову. Покров есть зашита и покровительство, русским людям надежда и
милость, от врагов укрытие и оберег. Греки Покров не праздновали, это
праздник чисто русский, который князь Андрей Боголюбский самолично
установил.
Вот и встал храм в устье Нерли, у впадения ее в Клязьму, замыкая важную
водную магистраль Владимиро-Суздальской земли. Рядом, всего в полутора
километрах, высились башни и главы дворцового замка князя Андрея.
Видимо, место для постройки выбрано зодчим не случайно, а продиктовано
княжеской волей.
Здесь корабли, шедшие по Клязьме, поворачивали к княжеской резиденции,
и церковь служила как бы выдвинутым вперед элементом роскошного
ансамбля, его торжественным монументом. Задача, поставленная перед
зодчими, была очень сложной, поскольку намеченное для постройки место
лежало в заливаемой пойме. Поэтому зодчий, заложив фундамент, возвел на
нем каменный цоколь высотой почти четыре метра и засыпал его землей.
Получился искусственный холм, который облицевали тесаными каменными
плитами. На этом цоколе, как на пьедестале, и была воздвигнута церковь.

Церковь Покрова на Нерли рождалась в беспокойное, но и светлое
утро для земли Владимирской, когда в глазах современников небесный
покров как будто действительно осенял державу великого князя Андрея.
Поддерживаемая «мизинными людьми», крепла власть владимирского
правителя над корыстным боярством, и высока была рука его на недругов.
Вздыбленных барсов на щитах Андреевых ратников видели под своими
стенами Киев и Новгород, и золотое солнце южных степей текло по копьям
суздальских дружин.
Из далекого Вышгорода вывез князь в Залесский край знаменитую
византийскую икону Богородицы с младенцем, которой суждено было стать
под именем «Владимирской» настоящим палладиумом Древней Руси. Прибытие
иконы ознаменовалось чудесами, в которых владимирцы могли усмотреть
особое расположение к ним царицы небесной.
Пребывание иконы во владимирских войсках во время похода на Волжскую
Болгарию (1164 год) предрешило в глазах современников его победоносный
исход. В атмосфере этих чудес и возникла церковь, посвященная новому
празднику в честь Богородицы — Покрову.

Инициативу создания праздника приписывают самому Андрею
Боголюбскому и владимирскому духовенству, обошедшимся без санкции
киевского митрополита. Появление нового богородичного праздника во
Владимиро-Суздальском княжестве представляется явлением закономерным,
вытекающим из политических устремлений князя Андрея. В «Слове на
Покров» есть моление о том, чтобы Богородица защитила божественным
покровом своих людей «от стрел, летящих во тьме разделения нашего»,
моление о необходимости единения русских земель.
Легенда говорит, что храм в устье Нерли был посвящен победоносному
походу владимирских полков в Волжскую Болгарию в 1164 году, и болгары в
качестве своего рода контрибуции якобы возили сюда камень. В
благополучном исходе этого военного похода современники видели явное
свидетельство покровительства Богоматери владимирскому князю и
владимирской земле. Косвенным указанием на связь праздника и церкви
Покрова с военными мероприятиями князя Андрея могут служить
зарисованные в прошлом веке Ф.А.Солнцевым фрагменты ныне уже утраченной
фресковой росписи барабана нерльского храма. В простенках между окнами
здесь помещались не апостолы и не пророки, а мученики, похода «за веру
христианскую». Павшие владимирские воины (и среди них княжич Изяслав,
сын Андрея Боголюбского) и должны были быть сопричислены при этом лику
мучеников.

Храм Покрова на Нерли так легок и светел, словно сложен не из
тяжелых каменных квадр. Все конструктивные и декоративные средства
выражения подчинены здесь одной цели — передаче изящной стройности
здания, его устремленности ввысь.
Ритм архитектурных линий Покровской церкви можно уподобить ритму
уносящихся под своды песнопений молящихся в честь Девы Марии. Это как
бы материализовавшаяся в камне лирическая песнь. Недаром древние
воспринимали художественный образ архитектурного сооружения как «гласы
чудные от вещей», подобные гласу труб, славящих Бога и святых.
Скульптурная фигура библейского певца венчает средние закомары
фасадов храма по излюбленному в средневековье принципу троичности.
Своим появлением на стенах нерльской церкви она обязана, видимо, житию
Андрея Юродивого. В одном из видений Андрея говорится о Давиде, который
во главе сонма праведников пением славил Богородицу в храме Софии.
«Слышу Давида, поюща тебе: Приведутся девы вослед тебе, приведутся в
храм царев...». Давид считался одним из пророков, предвозвестивших
божественную миссию Марии. Богоматерь называли «Давидовым проречением».
Тема прославления Марии звучит и в девичьих масках, вытянувшихся в ряд
над верхними окнами фасадов. Эти девичьи лики с косами есть и на
фасадах других владимирских богородичных храмов, и только богородичных.

Храм Покрова на Нерли — величайший шедевр русского искусства, не
найти ей подобной в других странах, ибо только на русской земле могла
возникнуть она, олицетворяя тот идеал, который и сложиться-то мог
только в русской земле. Именно в таких памятниках и раскрывается душа
нашего народа.

астра

avatar
Знакомый!
Знакомый!
Успенский собор
строители неизвестны
1185-1189
Владимир


Церковь Вознесения
в Коломенском

1628-1653
Моск.обл

астра

avatar
Знакомый!
Знакомый!

астра

avatar
Знакомый!
Знакомый!
Успенский собор. Просторна и светла Соборная площадь Кремля.
Архитектурный ансамбль, возведенный на ней более 500 лет назад,
неповторим по своей красоте и великолепию. Здесь и величественные
храмы-богатыри, и храмы легкие, причудливые, словно игрушечные в
сравнении с ними.
Ныне существующие соборы стоят на месте более древних. Первостепенную
роль в ансамбле Соборной площади играет Успенский собор. Исследователи
считают, что ему предшествовали три храма: деревянная церковь XII века,
Дмитровский собор XIII века и белокаменный храм времен Ивана Калиты.

К концу XV века белокаменный храм стал для Москвы тесен, сильно
обветшал и грозил падением. Поэтому Иван III и митрополит Филарет
задумали разрушить старый храм и на его месте возвести новый собор.
Были объявлены традиционные торги-соревнования, победителями которых
оказались зодчие Иван Кривцов и Мышкин, имени которого документы
почему-то не называют. В 1472 году мастера приступили к строительству,
которому не суждено было завершиться.
Прошло два года, и храм был уже выведен до самых сводов. В тот день
работники и каменотесы, за час до заката, спустили рукава, надели шапки
и разошлись по домам ужинать. Однако ж, пока было светло, еще многие
москвичи взбирались на подмостки — поглядеть. «Чудна вельми и превысока
зело!» — говорили они о новом соборе. Но после заката ушли и они. А
потом случилось неслыханное дело — затряслась земля.
Сперва упала северная стена. За ней наполовину разрушились западная и
устроенные при ней хоры. Весь город опечалился гибелью собора, и
великий князь Иван III решил призвать мастеров из других стран. Во всех
странах европейских превыше всего ценилась тогда итальянская работа, и
в июле 1474 года поехал в Венецию русский посол. От верных людей
узнали, что служит у венецианского дожа хороший зодчий из Болоньи —
Аристотель Фиораванти. Еще лет 20 назад придумал он такую механику, что
на 35 футов передвинул колокольню со всеми колоколами. В городе Ченто,
где колокольня скривилась, Аристотель выпрямил ее, не вынимая ни одного
кирпича.
Но дожу Марчелло решительно не хотелось отпускать в далекую неизвестную
Русь своего лучшего архитектора, ссориться же с Иваном III было
невыгодно. Именно он натравил татарского хана на турок — исконных
врагов Венеции. Да и сам Аристотель не возражал против поездки.
Несмотря на свои 60 лет, он был любознателен, как юноша. Загадочная,
никому не известная страна неудержимо влекла его к себе.
Почти три месяца продолжался путь до далекой Московии — выехали зимой,
а в Москву прибыли в начале апреля 1475 года. С интересом рассматривал
итальянский мастер непривычную для себя архитектуру. Больше всего его
привлекала деревянная резьба наличников окон, крылец и ворот. Несмотря
на утомительное путешествие, итальянец отказался отдыхать и в тот же
день поехал на стройку. Он обследовал остатки разрушенного собора,
хвалил прекрасную работу русских каменотесов, но тут же отметил
невысокое качество извести.
Строить заново северную сторону собора Фиораванти не согласился, решив
все сломать и начать заново. Однако начинать стройку архитектор не
торопился. Он понимал, что не может не считаться с обычаями и вкусами
русского народа, не должен искусственно переносить сюда привычные ему
формы западной архитектуры. И поэтому, закончив закладку фундамента,
Аристотель Фиораванти отправился путешествовать по стране, чтобы
познакомиться с древнерусским зодчеством.
Князь Иван III посоветовал итальянцу взять за образец
владимирский Успенский собор, и отправился Фиораванти в прославленную
столицу суздальских князей — город Владимир. Войдя внутрь Успенского
собора, архитектор остановился. На разноцветных майоликовых плитках
пола дрожали блики лампад. Своды, столбы и стены храма были покрыты
громадной фреской, изображавшей Конец света. Широкие, как бы небрежные
мазки делали людские тела и лица живыми, почти осязаемыми. Человечность
образов фресок поразила итальянского зодчего. Даже выросший среди
прекрасного искусства Италии Фиораванти был восхищен талантом русского
художника и немедленно осведомился у переводчика о его имени. «Звали
его Андреем Рублевым», — с гордостью ответил толмач.
Размах, величие и одновременно строгая красота, замечательное умение
строителей сочетать красоту храмов с природой и окружающим городом
произвели глубокое впечатление на итальянца. Полный новых мыслей, он
вернулся в Москву.

Четыре года под его руководством возводили московский Успенский
собор русские каменщики и плотники. Кирпич обжигали в специальной,
совсем по-новому устроенной печи. Он был уже, продолговатее прежнего,
но такой твердый, что нельзя было его разломить, не размочив в воде.
Известь растворяли как густое тесто и мазали железными лопатками. И
впервые на Руси все делали по циркулю и по линейке. Фиораванти научил
москвичей закладывать в стены железные связи взамен быстро гниющих
дубовых, сводить крестовые своды, делать красивые двойные арки с
«вислым каменьем». Скоро итальянские приемы сделались русскими, родными
и в общем облике всякой отделки не оставили даже и следа собственно
итальянского характера.
На кремлевском холме возрастало здание строгой и торжественной
архитектуры. Увенчанный пятью золочеными куполами, собор был виден с
различных точек Москвы, хотя он был совсем не велик.
Не только торжественной монументальностью и строгостью, но и своей
необычностью поражала современников архитектура Успенского собора.
Повторяя формы владимирского оригинала, Фиораванти украсил фасады
своего творения аркатурным пояском и завершил их характерными для
русского зодчества полукружиями закомар. Белокаменные стены оживлялись
пилястрами, поясом арочек и узкими щелевидными окнами. Особенно же
оригинально итальянец решил внутреннее пространство храма: оно без хор
и, что главное, поражает своим светлым простором, открывающимся с
первого взгляда. А внутри собора расписанные фресками и украшенные
мозаиками столбы поддерживали своды просторного зала, пол которого был
вымощен мелким камнем.
Над фасадами величаво и торжественно поднялись на световых барабанах
пять шлемовидных куполов, подхватывая вертикальный строй пилястр,
членящих стены. Многое в Успенском соборе напоминало древнерусское
зодчество, но в то же время он не был простым повторением владимирского
храма. Талантливый итальянский архитектор сумел соединить достижения
мастеров своей родины с наследием древних строителей гостеприимно
принявшей его страны. Фиораванти внес такие новые элементы, как
геометрическое членение объемов и фасадов собора, равные размеры
закомар, пять (вместо трех) алтарных апсид, лишь незначительно
выступающих на глади стены.
Талантливый зодчий-иностранец сумел понять, что Владимир был уже старой
столицей, а теперь возвышалась новая — Москва. И еще он почувствовал,
что роль нового храма велика не только в архитектурном пространстве
Соборной площади Кремля, но и в жизни всего государства.

астра

avatar
Знакомый!
Знакомый!
Летом 1479 года, когда сняли строительные леса, взору москвичей
предстал новый храм, построенный «по всей хитрости». Летописец отмечал,
что Успенский собор подобен монолиту — «яко един камень». Москвичи
пришли в восторг.
Успенский собор становился главным на Руси. В нем оглашались
государственные акты, в алтаре храма хранились важнейшие
государственные документы. Здесь возводили в духовный сан и хоронили
митрополитов и патриархов всея Руси. Здесь у гроба митрополита Петра и
перед общерусской святыней — иконой «Богоматерь Владимирская» удельные
князья и «все чины» приносили присягу верности Москве и великому князю,
а впоследствии царю. Перед военными походами воеводы получали в соборе
благословение, позже венчались на царство русские князья и цари.

В Успенском соборе проходили наиболее значимые для государства
церемонии бракосочетания: князя Василием I, сына Дмитрия Донского, и
литовской княжны Софьи Витовтовны, Ивана III и Софьи Палеолог, Василия
III и Елены Глинской — матери Ивана Грозного.
Значение собора подчеркивалось и его богатым убранством. Живопись
внутри храма была исполнена вскоре после его освящения. В 1481 году
«конник Дионисий, да поп Тимофей, да Ярец, да Коня» украсили собор
трехъярусным иконостасом. Возможно, они же расписали и алтарь, а
полностью собор был расписан к 1515 году. Некоторые живописные
композиции сохранились и до наших дней. Среди них «Семь спящих отроков
эфесских», «Сорок мучеников севастийских», росписи Похвальского придела
в алтаре и т.д.
Исключительную ценность представляют иконы собора, например,
«Владимирская Богоматерь» византийского письма XI века (ныне хранится в
Третьяковской галерее), «Святой Георгий» — работа новгородского
художника XII века с изображением «Богоматери Одигитрии» на оборотной
стороне. Святой Георгий почитался как покровитель воинов. На иконе он
изображен юношей в доспехах на золотом фоне. В правой руке он держит
копье, в левой — меч. Лик его полон мужества и стойкости. В этом образе
воина, покровителя ратоборцев, воплотились величие и торжественность,
свойственные всему искусству того времени.

Архитектуре Успенского собора в течение XVI—XVII веков подражали
многие строители, а Успенские соборы в Ростове Великом,
Троице-Сергиевой лавре, Софийский собор в Вологде и некоторые другие
сооружены под непосредственным воздействием кремлевского. Иосиф
Волоцкий назвал Успенский собор «земным небом, сияющим, как великое
солнце, посреди земли Русской».

астра

avatar
Знакомый!
Знакомый!
Церковь св.Дмитрия
XVII век
Углич


Троице-Сергиева лавра
Сергиев Посад
1422-XVIIIв.

астра

avatar
Знакомый!
Знакомый!
Псковский Кремль
и Троицкий собор
Осн. XIIIв, Псков


Андронников монастырь
строители неизвестны XVIв., Моск.обл

астра

avatar
Знакомый!
Знакомый!
Духовская церковь
Троице-Сергиева монастыря
1477


Московский Кремль,
А.Фиорованти, М.Фрязин,
П.Солари, Бон и Алевиз,
1475-1479, 1505-1508

астра

avatar
Знакомый!
Знакомый!
Воротная
башня Гостиного двора. О Воротной башне Гостиного двора в путеводителе
начала XX в. написано так:`Напротив церкви Параскевы Пятницы
сохранилось каменное здание необычной архитектуры. Оно имеет два
сквозных проезда и увенчано высоким шатром с булавой. Долгое время
здание было известно под названием `Ярославова башня`, но позже было
выяснено, что это проездная башня Гостиного двора XVII-XVIII вв.` К
башне примыкали торговые лавки. Уцелели только три лавки между башней и
колокольней Николо-Дворищенского собора. За почти 300-летний период
существования этих построек несколько раз менялось их назначение.

Спонсируемый контент


Вернуться к началу  Сообщение [Страница 1 из 1]

Права доступа к этому форуму:
Вы не можете отвечать на сообщения